Прозаик А. всегда дарил свои книги друзьям и знакомым только через три
года после выхода их из печати.
— В этом есть свой резон, — хитро улыбаясь, говорил он, — к этому
времени их, как правило, уценяют.

Льва Толстого, когда он служил в армии, очень расстраивал мат. Когда
он его слышал, всякого останавливал.
— Зачем же ты так выражаешься, голубчик, лучше, к примеру, скажи: «Ах
ты, дордын пуп, Амфидер!» Или еще как-нибудь.
Когда Лев Толстой уволился, солдаты с восторгом вспоминали:
— Тут у нас раньше граф служил, ну и матершинник, слова без мата не
скажет, а такое загнет, что и не выговоришь.

Миллионер пригласил на обед «сливки общества». Не обошли вниманием и
великого юмориста М.Твена. Предполагалось, что М.Твен будет веселить
гостей, но именно этого М.Твену и не хотелось. Миллионер был
разочарован.
— Мне кажется, мистер Твен, — обратился он к писателю, — что даже
самому большому в мире глупцу не удалось бы вас рассмешить.
— А вы попробуйте, — предложил М.Твен.

Работая редактором газеты, М.Твен получал много непригодных для печати
рукописей. Однажды его не в шутку рассердил один опус. М.Твен послал
автору следующее письмо: «Дорогой друг! К великому сожалению,
отсутствие места заставляет нас отказаться от вашего произведения, но
не теряйте надежду. Нам вскоре представится возможность приобрести
несколько больших корзин для бумаг. Мы с удовольствием поместим туда и
ваш труд.»

У А.Дюма просят пять франков на похороны известного критика.
— Получите десять, — говорит Дюма, — и похороните двух критиков.


Прислал: iqublah

Похожие записи: